16 июля 2020, четверг
Областные новости
15.07.2020
В рамках проведения оценки регулирующего воздействия Министерство экономики Пензенской области информирует о проведении публичных консультаций по проекту постановления Правительства Пензенской области «О внесении изменений в постановление Правительства Пензенской области от 27.11.2017 № 569-пП (с последующими изменениями)».
15.07.2020
По состоянию на июль 2020 года на территории региона расчищены от мусора берега следующих водных объектов.
15.07.2020
Минсельхоз России обозначил оперативные результаты работы отрасли животноводства.

 

Реклама

 

 

Общение

 

 

 
 

 

Наши друзья

 

"Организатор"  
"Сельская новь"  
"Каменская новь"  
"Сердобские новости"  

 

 

Афиша

 

Календарь

Праздники России

Погода в Беково

Телепрограмма

Солдаты Победы

26.03.2015

Что русскому хорошо, то немцу - смерть

За годы работы в газете  я написала сотни очерков о фронтовиках. Их судьбы могли бы стать канвой книги о поколении закаленных войной людей, моих земляков-бековчан. Листая страницы старых газет, вспоминаю детали: выражение глаз, волнение, слезы, твердеющие на щеках желваки. Вот и эту фразу Николай Иванович Гордеев в разговоре со мной повторил не раз. Кавалер ордена Красной звезды два года бил врага без передышки.

Николай Гордеев.Сегодня он навеки записан в Бессмертный полк, и накануне славного юбилея Победы мы вправе вспомнить имя солдата, одного из тех, кто своим ратным трудом приближал для потомков этот светлый день.

После девятилетки Колька Гордеев подался в Саратов. В педагогическом с удовольствием брали спортивных юношей, которые могли бы постоять за честь училища. Девиз «Готов к труду и обороне!» здесь был очень актуален.

Годы учебы пролетели быстро. Получив диплом, молодой педагог отправился по направлению в село Кистендей. Только привык к обстановке, освоился, подружился с учениками, как пришла Николаю повестка из военного комиссариата.

Перед кабинетом военкома было многолюдно. В очереди на беседу сидели его сверстники, уже успевшие получить какую-нибудь профессию, и тихо переговаривались. Неужели война скоро, наверное, думал каждый, но вслух это слово никто произнести не решался: ОСОБисты не дремали, за подобные разговорчики запросто могли привлечь как паникеров.

-Ну что, парень, военным стать хочешь? – дружески хлопнул Николая по плечу офицер.

-Да я как-то не задумывался об этом, - пожал плечами парень. – А кому это надо?

- Родине надо! – жестко отрубил военком.

Гордеева направили в Урюпинск. В тот год военное училище приняло два потока по тысяче человек в каждом. Курсантов обучали по ускоренной программе. 10 мая 1941 года в звании лейтенанта Николай отправился к месту службы - в Белорусский военный округ, где принял отдельный саперный батальон, который вскоре переименовали в пехотный.

Всем уже было понятно, что война неминуема, и каждый прожитый день только усиливал тревожные ожидания.

22 июня на рассвете их разбудил гул самолетов. Бомбили и с воздуха, и с земли. Батальон был расквартирован в небольшом городе Лида, что в сорока километрах от Гродно. В считанные часы от него остались дымящиеся развалины. Начались долгие месяцы оборонительных боев.

-Мы заняли старые позиции близ станции Негорелово, - рассказывал фронтовик. – Пехотинцы прикрывали отход группы войск. 24 июня ранило: пуля пробила мне левую руку. Но молодость брала своё, мне было всего двадцать, пальцы двигались, значит, кость не задета. Сестричка наложила повязку, и я снова встал в строй.

Разведка у немцев работала четко. Высший комсостав носил кожанки с ромбами. Переодетые фрицы вели активную диверсионную работу, стараясь посеять в войсках панику. Словом, пользовались неразберихой при отступлении. Появлялся такой «чин» и давал указание, где следует занять позиции. А через два-три часа лупил по ним со всех орудий. Потери были большие. Полковой писарь пачками выписывал похоронки. Каждую неделю батальон Гордеева получал подкрепление в виде новобранцев.

В Главной ставке вовремя сориентировались, и в войска ушел приказ Сталина: к чужакам относиться настороженно, приказов посторонних лиц не выполнять. Да и солдаты научились отличать шпионов, многих расстреливали на месте.

С горечью вспоминал ветеран, как армия отступала, оставляя родную землю врагу.

- Воевали мы тогда не умением, а числом: на целую роту приходился один автомат, винтовок, и тех не хватало?! После боя соберем трофеи, смотрим, кому оружие дать…А ты говоришь, драпали.

В первые дни войны били нас жестоко. А почему? Принимаю пополнение, в строю сплошь деревня, от сохи ребятки, оружия в глаза не видели. А на войне стрелять надо не в молоко, да и в рукопашную не раз идти приходилось. Думаешь, легко в живого, пусть и немца, стрелять?

Другое дело студенты из вузов с военной кафедрой. У них хорошая подготовка была. Помню, прислали «юристов» с третьего курса. Ребята быстро освоились, и такие «приговоры» немцам выписывали! Рисковые были парни, и полегло их немало.

Николай Иванович Гордеев воевал на Первом Белорусском, Юго-Западном, Брянском, Центральном фронтах. Одиннадцать месяцев тяжелых, изматывающих боев. И только в сорок втором стало легче. Зима в России стояла студеная. Привыкшие воевать с комфортом, немцы часто пережидали непогоду, квартируя в населенных пунктах. А русского Ивана мороз, наоборот, бодрил. Замерзнет, свернет самокрутку, насыплет из кисета табачку, затянется глубоко и выдохнет вместе с дымом: «Врешь, холера, не видать тебе Москвы, не мыть в Волге сапог!»

Дух армии тогда подняла «Катюша».

- Ударит термическими снарядами, и снова место дислокации меняет, появляясь там, где её не ждут. Фрицы называли эту установку чумой, - рассказывал Николай Иванович. –Когда мои ребята поняли, что «непобедимая» армия Гитлера уязвима, наступил перелом и в их сознании. Мы стали воевать осмысленно.

На Орловском направлении немцы сосредоточили большие силы, надеясь отквитаться за поражение группы армий «Центр». Бои были жаркими. Мценск трижды переходил из рук в руки. 76-миллиметровые пушки таскали лошадями, животных было невозможно удержать на месте, а приказ полагалось выполнить любой ценой: бить по позициям противника прямой наводкой. Комбат приказал выпрячь лошадей. Солдаты молча подставили плечи под тяжелую станину. Гордеев встал рядом. Так и выбили фрицев из укрепленных огневых точек. В пылу боя лейтенант упустил момент, когда враг зашел слева и шарахнул по батальону из минометов. Последнее, что увидел в тот день Николай, это деревья, которые рванули ввысь и сомкнулись кронами. Стало темно и тихо.

Ранение было тяжелым. Осколки задели позвоночник, попали в голову, поразив зрительный нерв. Комбата представили к награде. Орден Красной звезды ветеран всю жизнь хранил как самую дорогую реликвию.

Война для Гордеева тогда закончилась, но даже спустя много лет комбат ходил в атаку по ночам, прикрывая своих «желторотиков» от нечаянной смерти, развивая в них инстинкт самосохранения, учил их воевать. А те, кто вернулся с фронта, смогли поведать потомкам, какой она была – Великая, Отечественная…

Автор Ольга Сокова.


Последние новости